• D-Gray man world •

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

• D-Gray man world • > Фанфик


Аватары, опросы, тесты c категорией "Фанфик".
Пользователи, сообщества c интересом "Фанфик".

суббота, 23 октября 2010 г.
р у р и 11:55:11
Запись только для зарегистрированных пользователей.
воскресенье, 3 октября 2010 г.
Комуи\Линали. Запретная любовь. р у р и 09:50:54

•Заглавие.
Запретная любовь.
•2.Персонажи
Комуи\Линали
•3.источник (ссыль)
http://diary.ru/~dg­mk/p51771797.htm#300­853862
•4.автор
Неизвестен. Скрывается.)
Подробнее…Тихие, почти неслышные шаги, робкое касание к плечу и шепот на ухо.
- Брат, проснись! – голос нежный, обволакивающий, напоминающий шелест лепестков сакуры.
Он нехотя откроет покрасневшие от недосыпа глаза и сфокусирует взгляд на девушке, стоящей перед ним.
- Линали… - улыбнётся и, зевнув, наденет свой белый беретик, принявшись копаться в бумагах на столе в поисках очков, которые дополнят его «правильный» образ начальника.
Девушка поставит на край стола чашку кофе, именно ту, с забавным кроликом. Дотронется до его щеки, заправляя за ухо выбившуюся прядь волос и едва ощутимо прикоснувшись к его губам своими, посмотрит в глаза, протягивая ему очки в тонкой оправе.

Поправив очки на переносице, Комуи улыбнётся, как улыбается только ей, по-особенному, и сгребёт в охапку, обнимая своими сильными руками, вдохнёт фиалковый запах волос Линали. Она тихо рассмеётся…

Сейчас это их личное пространство, пересекать которое права нет ни у кого.

У неё - нежные губы и тёплый взгляд, за который Комуи готов отказаться от всего на свете, даже от Ордена, ведь он пришёл сюда лишь из-за своей сестры. Как только обнаружилась её связь с Чёрными сапогами, её забрали против воли, невзирая на то, что тогда она была лишь ребёнком.
Сердце больно сжалось тогда, когда Комуи увидел свою сестру первый раз после длительной разлуки. Пустой взгляд, разметавшиеся по подушке волосы и высохшие слёзы на щеках…

Никто не должен знать…

Орден никогда не узнает, что Линали всегда первым по утрам будит брата, будит поцелуями. Именно в такие дни Комуи ходит как никогда радостный, при этом, даже не упоминая Камурина. Бывает, он просыпается сам без чьей-то помощи и лежит, закрыв глаза, в ожидании сестры. А в те дни, когда она на задании и не приходит, Комуи чувствует себя слишком одиноким и вывести из этой депрессии может только улыбка Линали.

У неё часто мерзнут пальцы, поэтому брат сжимает её ладони в своих руках и целует каждый пальчик, заставляя Линали мило краснеть. При этом сдержаться от поцелуя почти невозможно…

Но сейчас девушка пойдёт относить кофе остальным работникам, а Комуи, поправив беретик, примется распределять задания.

А через несколько часов он вновь заснёт на рабочих бумагах с полуулыбкой на лице, ожидая сладкого пробуждения…



Категории: Комуи\Линали, Фанфик
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
Муген\Канда. Всё невозможное возможно. р у р и 09:36:17
•1.Персонажи
Муген\Канда. (ага, ага...сама в шоке было оо")
•2.источник (ссыль)
http://www.diary.ru­/~dgmk/p51771515.htm­#252204982
•3.автор
к сожалению, неизвестен.



Подробнее…Пространство кажется живым, дышащим. Слышится чей-то легкий шепот, будто дуновение ветра. Голос кажется родным, близким, он расслабляет и заставляет довериться. Именно это его и настораживает. Вокруг нет ничего - он словно завис в воздухе, но ноги чувствуют опору, хотя вокруг все будто выкрашено в однотонно-белый цвет.
Напротив стоит... некто. Заметить его удалось отчего-то не сразу. Он говорил, но голос его дошел до сознания только спустя краткий отрезок времени.
Он прислушался к говорящему.
- Ты забываешься и забываешь.
Почему-то более всего ему хочется немного пристыжено отвести взгляд. Но его глаза всюду. Такие же темные и стальные, как у него самого, глубокие и пустые. Никуда не уйти от этого взгляда, острого, как лезвие катаны.
- Не слушаешь ни себя, ни других.
Он закусил губу, находя, что он прав. Внутри поднимается волна раздражения и тут же гаснет. Сменялись люди, одни за другими - наставники, напарники, враги, свои и чужие. Многие пытались повлиять, как-то изменить его, но не удавалось никому. Он был тверд и неколебим.
А сейчас появилось... что-то. Или кто-то. Настоящий учитель. Только у него было право учить и менять что-то в нем. Он сам чувствовал это.
- Ты молчишь. Почему? - рука не была протянута к нему, но он почувствовал прикосновения чего-то невесомого и бесплотного. Холодные как сталь пальцы скользили по его щеке, очерчивали контур губ, забирались куда-то под воротник, где прижимались к пульсирующей жилке и впитывали в себя его жизнь. - Со мной можно поговорить, Юу.
- Не зови меня по имени. - Реакция, как всегда, поспешна и резка. Даже слишком.
- Ты давно отрекся от него, разве нет?
Вместо ответа - опасный блеск во взгляде. Хотя что он пытался разбудить в человеке напротив? Да и... был ли он человеком?
- Не называй меня так, Муген.
Темные глаза напротив щурятся с легким интересом, он скрещивает руки на груди и гордо поднимает голову. Канде могло показаться, что он смотрел в зеркало. Тот же тип лица, тот же взгляд, та же мимика и движения - но всё такое другое, пропитанное мощью и мудростью, словно это был он сам - но много лет спустя.
Его невидимая рука ускользает. На шее остается ощущение холода.
- Давай поговорим, Канда.
- Давай...

Лёгкий стук по дереву. Он, едва собравшийся начать говорить, умолкает на полуслове и рассеянно оглядывается, соображая, откуда доносится звук. Казалось, он идет отовсюду - все пространство дрожит, когда кто-то барабанит пальцами по деревянному покрытию.
Первым из темноты проступает лотос. По привычке Канда присматривается, считая количество упавших лепестков, и тут же в неведении трясет головой. Стук повторяется. В комнате нет никого, кроме него самого. Правая рука скользит по одеялу вбок, пальцы натыкаются на рукоять катаны. Муген по-прежнему рядом и по-прежнему обычный. Не человек.
Если сжать пальцы сильнее, можно уловить едва ощутимую теплую пульсацию. Будто сердцебиение.
Опять стук... Начинает раздражать.
- Дверь открыта, - спокойно и несколько монотонно произносит Канда, прикрывая глаза и глядя перед собой.
- К-Канда-сан... - смутно знакомый голос. Ах да, девчонка, управляющая временем. Отзываясь, юноша поднимает глаза и молча смотрит на неё. Миранда, открыв дверь, предпочла просто просунуть голову в комнату, не заходя. Поймав неприязненный взор, она вздрагивает и поспешно завершает сказанное: - Там Ко-Комуи-сан... Он просил, чтобы ты... то есть вы... пришли на медосмотр.
- Еще чего, - в голосе столько раздражения, что девушка вся сжимается от страха и спешит скрыться.
Канда справедливо полагал, что может забыть о такой вещи, как осмотр. К тому же, он только вчера показывался медикам со своими свежими, впрочем, быстро заживающими ранами. Ничего нового они не сказали, только туго перетянули бинтами расцарапанную грудь и велели отдыхать.
Отпуская рукоять Мугена, юноша поднимается с постели, потягивается и проводит ладонью по бинтам, покрытым бурыми засохшими пятнами. Тут же раздирает их и разматывает себя, болезненно шипя, когда присохший к коже бинт с потрескиванием отдирался от тела.
«Этот сон граничит с глупостью», - несколько рассеянно думал Канда, садясь на кровать и беря ножны с катаной. «Хотя было бы превосходно знать его как человека...»
Муген, как всегда, легко поддается и с легким лязгом выходит из ножен. Юноша кладет клинок на колени и принимается изучать мелкие погрешности, оставленные на клинке после многочисленных битв - царапинки, зазубрины, шероховатости.
«Я никогда не думал, что он живой. Но вдруг?»
Лезвие ловит лучи восходящего солнца, заглядывающие в витражное окно, и отсвечивает их в лицо своего хозяина. Хотя в этот момент Канда не мог точно сказать, кто из них двоих хозяин, а кто - подчиненный.
Он был пленником великолепия и мощи своего меча.

Но он вернулся и на следующую ночь. Снова пустое бледное пространство, снова странная пустота, но материальная, полная звуков и невесомых, но бесконечно приятных ощущений вроде легких, расслабляющих прикосновений к своему лицу, к волосам, к ладоням. Шепот на ухо – еле слышный и неразборчивый. Так к нему обращался Муген, он не сомневался.
- Нам так и не удалось поговорить, Юу Канда.
Он появился внезапно. Как будто соткался из дыма. На его губах играла легкая улыбка.
- Не упоминай моё имя.
- Я знаю. – Он медленно кивнул, будто был готов к такой реакции. Впрочем, слышал он это много раз... когда был вместе со своим обладателем.
- Не хочешь ли выпить чаю, Канда?
Широкий жест, указывающий куда-то назад. Самурай обратил внимание на его одежду только сейчас. Это было простое кимоно темно-синего цвета с широкими рукавами, подпоясанное узкой полосой бежевой ткани. Все это неизбежно напомнило Канде о его родине. Муген словно знал, чем его задобрить.
- Предположим, хочу.
И хотя до этого за спиной Мугена ничего не было, только заполненное жидким светом пространство - прямо из воздуха соткался низкий столик, две подушки алого цвета, чайный сервиз на двоих человек.
- Будь как дома.
Едва уловимое движение тонкой кистью руки. Канда практически не удивился, когда обнаружил, что его форма экзорциста плавно сменилась на точно такое же кимоно. Удивительно, но раздражения это не вызывало.
Теперь он точно знал, что Муген олицетворяет его самого.
Канда несколько неуверенно шагнул вперед. Хотя под ним ничего нет, он чувствует опору, будто пол есть, но он совершенно прозрачен. Решившись, самурай идет к столику. Муген тает, превращаясь в дым, и практически тут же появляется снова - уже сидящим на подушке и мирно разливающим чай.
- Будь немножко реалистичнее.
- Без проблем.
Юноша аккуратно садится на колени и кладет на них ладони. Подушка казалась бы реальной, если бы не пульсировала под ним. А стол выглядит пластмассовым, хотя и пахнет от него смолой - практически стерта структура деревянной поверхности. Канда берет в руки чашку, подносит к лицу и морщится. Запах чая слишком острый, хотя и ненавязчив.
Но на вкус просто божественен.
- Что все это значит? - спустя какое-то время тихо спрашивает юноша и бесшумно ставит пустую чашку на стол.
- Ты пришел ко мне, а не я к тебе.
Канда резко вздернул подбородок и попытался возразить, но понял, что ничего сказать не сможет. Какая выгода Мугену во вранье, какой смысл? Глаза напротив улыбаются.
- Если тебе нечего сказать, Юу Канда, то просто расслабься.
Юноша набирает воздух в легкие, чтобы горячо осадить мужчину напротив, но спустя секунду только рассеянно выдыхает: Муген снова тает в облаке дыма и практически сразу появляется за его спиной. Канда не успевает отреагировать - прохладные руки ложатся на его плечи, начинают разминать одеревеневшие со временем мышцы, скользят по позвоночнику вниз, надавливая на позвонки, снимая всякое напряжение. Удивительно, какими полными и плотными были получаемые ощущения. Юноша, возражая, резко передергивает плечами и косится через плечо.
Его глаза были намного ближе. Хотя Муген сидел на расстоянии вытянутых рук, казалось, что он едва ли не прижался к спине Канды. Хотя их образы во сне были образом одного и того же человека, их взгляды были кричаще разными. Канда смотрел раздраженно и предупреждающе, а Муген - нежно и тепло. Непривычно.
Самурай растворился в этом тепле.
- Только сегодня.
- Разумеется.

...Канда никогда не думал, что опустится до такого. А осознание, что произошло это сразу после сна, в котором Муген касался его, только подбавляло жару. Он старался не смотреть на свою катану, которая как и прежде покоилась в ножнах. Считал, что виноват во всем Муген, хотя и понимал, что это действительно был его сон, его желания.
Поллюции юноша всегда считал чем-то грязным, примерно на одном уровне прочими физиологическими позывами. Да, он был человеком. Он испытывал голод, ему было холодно или жарко, он нуждался во сне. Плотские желания тоже иногда атаковывали его, иногда справлял их в борделе, но чаще всего все-таки давил эти позывы в себе, едва только они дадут о себе знать.
Проснувшись утром, Канда не сразу понял, откуда на одеяле и простыне появились влажные пятна. Потом он вскочил и поспешно сменил белье на постели, проклиная себя и свое тело. Муген по-прежнему был прислонен к кровати. Ничего не изменилось, кажется, с того момента, как Канда заснул.
Оставалось только убедить себя, что это не связано с его оружием.
Но это повторялось каждую ночь. Во снах Муген не оставлял его. Юноше в конце концов надоело ежедневно менять простыни. Начинало казаться, что дух оружия преследует его всюду, витает рядом смутной тенью, шепчет что-то на ухо – так же легко, едва слышно.
Самурай впервые понял, что значит сходить с ума. Это не казалось ему приятным.
Да, он хотел. По-животному, глупо и грубо хотел. Того, кто снился ему, кто приходил каждую ночь, кто так явственно соблазнял его. Он хотел свое оружие, почему-то свято веря в то, что его меч – живое существо с чувствами, мыслями.
Тем утром Канда поднялся довольно-таки рано. Только что во сне он обратился к Мугену с... просьбой... велением... желанием... он хотел, чтобы тот взял его, хотя бы там, в этом пустом пространстве. Но в ответ самурай получил только лишь звонкий, как лязг металла, смех. Мужчина испарился, и сон оборвался так резко, будто ему в лицо плеснули ледяной воды.
Столько отвращения к самому себе и своему телу Канда доселе не чувствовал. Он в нерешительности покосился на ножны, прислоненные к кровати. Пододвинулся, глубоко вздохнул, протянул руку, намереваясь коснуться рукоятки, но тут же отдернулся.
Он боялся касаться своего оружия.
«Черт побери. Черт тебя побери, Муген. Что ты со мной делаешь?»
Меч, как и прежде, остался совершенно бесстрастен.

- Почему ты так молчалив сегодня?
Он подходит. Он близко. Чувствуется его дыхание на своем лице, чувствуется внимательный взгляд из-под ресниц, чувствуются все те же невесомые прикосновения к пояснице, словно кто-то невидимый гладил его по спине.
И эта тяжесть внизу живота.
- Ты как будто пьян, Юу Канда.
Хочется отвести глаза. Да, он опьянен собственным желанием и возбуждением.
Муген поднимает руки, отводит с лица прямую челку, убирая длинные пряди, обнимает лицо ладонями и глубоко, мягко целует. Канда закрывает глаза, растворяясь в этом ощущении – явно преувеличенном и обостренном. Но хочется еще... и больше.
- Возьми. Возьми... – лихорадочный шепот прямо в губы. И снова поцелуй. Уже чуть более резкий и страстный – Канда берет инициативу, оплетая руками шею Мугена, зарывая пальцы в его длинные темные волосы, прикусывает его нижнюю губу и приоткрывает рот, ловя его дыхание.
- Ты одержим, мальчишка.
Его голос и звонкий смех раздаются в голове. Ему ничто не мешало говорить, не шевеля губами. Это все же было его пространство.

Канда потряс головой. Глупо вспоминать все это. Но кожа помнила его нежные объятия, губы хранили память о том поцелуе. Или этого всего не было... Юноша перестал понимать, где граница между его сном, фантазией и где реальность.
«Это просто мое тело. Просто сиюминутные желания».
Раннее утро... все спят... Никто не должен заметить.
Канда бережно берет ножны, извлекает из них катану, спускает с себя штаны и обхватывает себя рукой, глухо стонет. В лезвии меча отражаются его глаза. Ему кажется, что Муген смотрит на него из глубины.
«Да... Пусть так, но буду твоим».

...Но когда в следующую ночь он не увидел того статного мужчины с глазами цвета стали – он ощутил себя неожиданно потерянным и разбитым.
Глупости... Всё будет по-прежнему.
Страх перед прикосновениями к Мугену исчез навсегда.


Категории: Канда, Муген, Муген\Канда, Фанфик
Прoкoммeнтировaть
Бак\Фоу. Фанфик. р у р и 09:32:20
•1.Персонажи
Бак\Фоу, Линали.
•2.источник (ссыль)
http://diary.ru/~dg­mk/p47582448.htm#196­832970
•3.автор
Неизвестен.
Подробнее…
Шибучо всея Азиатской Ветки сурово кутался в плед и наслаждался недельными отчётами по исследованиям над чашкой горячего чая. Какие-никакие холода добрались уже и до Китая, а первым делом в такую пору положено простудиться. Именно этим и занялся ответственейший Бак Чан.
Дело катилось к вечеру, температура ощутимо катилась следом. Но даже в этом состоянии Бак предпочитал довести дело до конца. А потом уже можно и прилечь, можно и призвать к своей постели Вонга самым умирающим из всего набора тоном. И поглядывать сквозь полуопущенные пушистые ресницы за тем, как за ним ухаживают и как над ним трясутся.
Приятно, чёрт возьми.
Когда болеешь редко – болеть приятно.
Разумеется, если обязательно найдётся кто-нибудь, кто захочет с самым искренним чувством над тобой хлопотать, кутать в тёплый плед и носить ароматный лекарственный чай.
До жути неприятно признаваться себе в этом, но Линали-чан не придёт. Нет, вовсе не по тому, что ей совсем не хотелось бы навестить простуженного шибучо, заботливо подоткнуть ему плед и пожелать скорейшего выздоровления. Нет-нет. Просто её не пустят. Это очевидно. И надеяться тут не на что. К тому же, она не может быть в курсе того, что где-то там, в далёком Азиатском отделении Чёрного Ордена, прогоняет простудный озноб шерстяным пледом Его Орэсамность Бак Чан.
А ооочень жаль.

Спустя какие полчаса, Чан, наконец, отложил свою работу, аккуратно упрятав по папкам скрепленные между собой листы... и, с чистейшей совестью, позволил себе переместиться с начальнического кресла на диванчик в углу. Спать, спать. Часок поспать. Прямо здесь, чего уж там. А там видно будет. Лишь бы сейчас.

Проснулся простуженный от прикосновения. Лёгкого совсем... достаточно прохладного по сравнению с горячими щеками Бака. И невероятно ласкового.
- У Вас опредёленно высокая температура, Бак-сан!.. – уши шибучо явно и очень жестоко ослышались. И глаза сурово подводили. – Нельзя вот так просто спать! Нужно выпить лекарство!
- Ммм.. Ли.. на.. ли.. – чан?
- Выпейте, пожалуйста!.. – девушка глядела на него настолько обеспокоенным и взволнованным взглядом, что щёки шибучо орумянились не только за счёт болезни.
Это было просто невероятно. Вот она, сила мысли, мечтаний и надежд! Прекраснейшая и нежнейшая Линали Ли сидит на краю его постели и бережно поправляет подушку так, чтобы он мог приподняться и сделать пару-тройку осторожных глотков. Хоть яд из её-то рук. А лекарство – тем более!
- Я на сто пятнадцать процентов уверен, что это мне мерещится, - вздыхал Бак, возвращая кружку обратно, попутно касаясь тонких девичьих пальцев – Линали-сан... и здесь!
- Определённо мерещится, Бак-сан, - не смотря на собственное приятное неверие, шибучо на какую-то секунду успел расстроиться и разочароваться. – Но ведь сон приятный, неправда ли? К тому же – целебный. Спите теперь. Спите.
И ровно как в мечтаниях его, те же тонкие девичьи пальчики подоткнули мягкий шерстяной плед, приуютив как следует. Бак послушно закрыл глаза, в то же самое время с некоторой, хоть и весьма нечёткой и полусонной паникой, боясь потерять из виду милый сердцу образ... и тут же провалился обратно в сон. Снить себе этот образ в тех же самых или иных вариантах.
А Линали, которая не была более Линали, усмехнулась только. Наклонившись к шибучо ещё один раз, чтобы украсть привычно и легко горячий теперь поцелуй с его губ. И покинула кабинет главы Ветки, в кои-то веки тихо прикрыв за собой дверь...
- Бака Бак.


Категории: Фанфик, Бак\Фоу, Бак, Фоу, Линали
Прoкoммeнтировaть


• D-Gray man world • > Фанфик

читай на форуме:
как будет звучать по русски?
пройди тесты:
"Сопрано" против глэм- рока.
.
{К}ак ты знаешь великого меня?}
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх